Свитчайлд®– мы знаем всё о суррогатном материнстве

+7 (495) 215-55-44

Не дозвонились?

Регина, 41

Регина, 41год
Состоите ли вы в браке: 
Нет
Опыт в программах ВРТ: 
Нет

Синяя лампа горит

В сумраке мрачного дома,

Одолевает истома. Девочка спит…

 

«Дитя, я пришла за тобой.

Как дивно здесь — в царствии Бога,

Но долгая ждет нас дорога,

Отец там и дом твой родной…

 

Ты будешь счастливой в миру,

Я буду тобою гордиться…

Проснись! Уже ждет колесница.

Должны мы домчаться к утру…»

 

…Безмолвны усталые веки,

Недвижен ресниц звездопад.

А взгляд… Дети так не глядят!

Должны мы расстаться навеки…

 

Шепчу еле слышно: «Прости…»

Сомкнуты смиренно уста.

Я знаю, ты слишком чиста…

Вины мне моей не снести…

 

Эти стихи были посвящены моей нерожденной дочери Инге, которой было суждено прожить лишь 24 недели, и то внутриутробно. Они были написаны мной в неполные 19 лет на лекции по зарубежной литературе в педагогическом институте. А ранее, в 18, кто-то свыше, увы, переписал мою судьбу, которая должна была сложиться иначе — благополучно!             

Мы жили в тихом, скучном, маленьком провинциальном городке в Сибири. Я была единственным ребенком в семье своих вечно ругающихся родителей, не слишком любимой дочерью (особенно со стороны матери), вечно грустной и серьезной девочкой-отличницей, тотально боящейся допустить любую ошибку, любую оплошность в жизни, чтобы не расстроить свою чересчур строгую мать — не получить «тройку» и «не принести в подоле». Во мне были чистота, доброта, искренность, доверие и открытость миру, событиям и отношениям. 

Вокруг меня всегда было море друзей и много книг… Окончив достойно школу и вступая во взрослую жизнь, мне было радостно осознавать, что все впереди — получение приличной профессии, создание семьи и — непременно! — рождение детей. Мечты о большой семье мне никогда не были чужды. Отличное здоровье подтверждало, что желания запросто могут претвориться в жизнь. 

Но увы… В 18 лет все началось и одновременно закончилось… Все рассыпалось в один миг, как карточный домик, — вся радость, все надежды и чаяния. Через неделю после совершеннолетия меня жестоко изнасиловал человек, которому я бесконечно доверяла. Мы были знакомы с ним 8 лет, потому что он был моим соседом и отцом моей близкой подруги-одноклассницы.

Мой собственный отец к тому моменту был серьезно болен, дни его были уже сочтены, и я не хотела расстраивать его, сохранив все случившееся со мной в тайне. Как человек горячий, выросший на юге, он не стал бы ждать возмездия по закону, поделись я с ним своей трагедией. И я смиренно хранила всю боль в себе, окунувшись с головой в учебу — в чтение книг, участие в олимпиадах по филологии, победительницей которых неоднократно становилась, включая областные олимпиады.

А через 5 месяцев после той единственной в моей жизни на тот момент и недобровольной близости с мужчиной я узнала о своей беременности. Амниоцентез, прерывание…  Столь тяжелое прерывание, как и его последствия, не могли присниться и в страшном сне. В итоге, та роковая беременность стала первой и последней в моей жизни.

Вот уже долгие 22 года я не могу забеременеть. Что бы ни делала, как бы ни лечилась и ни молилась ночами! Не умаляю своей вины в нелегком пути к несостоявшемуся материнству, но внутренне чувствую: не только молодой и здоровый организм повел себя тогда непредсказуемо («искусственные роды» длились трое суток и чуть не закончились моей гибелью, ребенок умер в первые сутки после стимуляции родовой деятельности, но находился во мне целых три дня), но и врачи допустили множество ошибок в своем вмешательстве в родовой процесс.

Те события меня серьезно надломили внутренне, разрушили. Надолго. Может быть, навсегда. Хотелось уйти в монастырь, взять оружие и жестоко расправиться с виновником моих несчастий… А потом были отчаяние, таблетки и суицид. И — ненадолго — радостный выпускной в вузе, 2 специальности, красный диплом… Однако последствия тех страшных событий, все подробности которых невозможно пересказать в письменной форме, не заставили себя долго ждать: инфекция, хронический метроэндометрит, хронический сальпингоофорит, бесконечные лечения, криодеструкция шейки матки жидким азотом, ночной разрыв кисты желтого тела левого яичника с кровотечением в брюшную полость (2005 год), вызов «скорой помощи»… Экстренная полостная операция. Клиническая смерть.

 2007-й — опять киста, спайки, плановая лапароскопия. Больницы, лечения. Поликистозная дегенерация яичников, катастрофически падает уровень женских гормонов... 2015-й — полипы в матке, их удаление хирургическим путем… 2017-й — редкие овуляции, АМГ = 0,29, фолликулярный запас яичников исчерпан или почти исчерпан. Есть ли собственные яйцеклетки?!

Больной и непростой вопрос.

Сил и веры в то, что стану СЧАСТЛИВОЙ МАМОЙ, почти не осталось. Однажды была замужем, но в целом с мужчинами не везет. Есть хорошая работа, друзья, переехала жить в Москву.

Финансовой и моральной поддержки ждать неоткуда. + Аренда жилья. Имею несколько высших образований. С удовольствием хожу в театр, появилось множество разнообразных увлечений. Начала путешествовать, немного радоваться окружающему миру (из-за всего, что случилось, долгие годы была мизантропом).

Но порой возвращается отчаяние, потому что понимаю: счастье = дети, дети = счастье.

Простое женское счастье, которое не заменит ничто — ни красный диплом, ни путешествия, ни бриллианты, ни успех на Первом канале ТВ. Почему?! А потому что «женские слезы — безделочка, легкая, брови вразлет, женщина, девушка, девочка РОД за собою ведет» (из стих-ния Татьяны Кузовлевой).

Не может женщина ощущать себя полноценной личностью, не состоявшись в качестве матери. Не может глубоко и искренне любить мужчину, не реализовавшись в любви к своему ребенку… Не может в полной мере отдавать любовь и тепло окружающему миру до тех пор, пока чьи-то маленькие босые ножки не прошуршат по паркету спальни и чей-то детский родной голос не скажет «Спокойной ночи!» или «Доброе утро, МАМА»!

Это мое глубокое внутренне убеждение, такое же простое, чистое и искреннее, как ранние утренние росы летом, как первый робкий снег зимой, полет первой ласточки весной и последний клин улетающих журавлей осенью… 41 и 42 — между ними целая пропасть. В 42 в моей ситуации будет поздно. В общем, дорогие, уважаемые врачи, вы — мой последний шанс на счастье и пробуждение, моя последняя вера и последняя искренняя молитва. «Дни ожиданием выстланы. Жди же и не прекословь. Есть непреложная истина: женщина — это ЛЮБОВЬ».

Жду. Жду с замиранием и всколыхнувшейся НАДЕЖДОЙ. Жду ПОБЕДЫ. С глубоким уважением ко всем врачам Вашего центра и участницам конкурса, Регина Ж.