Свитчайлд®– мы знаем всё о суррогатном материнстве
Не дозвонились?

Сурмама чувствует то же, что и обычная. Только ребенка надо отдавать

Мы в соцсетях:

 

19/ января 2012

Издание: http://www.vmdaily.ru

Суррогатное материнство для многих женщин – единственный шанс дать жизнь собственному ребенку.В год около 500 женщин в стране (из них почти половина — в Москве) обращаются к услугам матерей-доноров. Но о жизни самих «временных матерей» почти ничего не известно.

…Одна из московских репродуктивных клиник. Дверь в кабинет случайно приоткрывается и перед глазами возникает картина из закрытой жизни - две молодые женщины – суррогатные мамы ожидают встречи с доктором. Им обеим лет по 25, простые округлившиеся лица. Судя по обтянутым животам – у них уже большие сроки. Одна меланхолично жует яблоко, у другой – заплаканные глаза. Беременность дает о себе знать даже у профессионалок…
«Няни на срок вынашивания» или «гестационные курьеры» – так рекомендует называть суррогатных матерей Всемирная организация здравоохранения. Они практически никогда не дают интервью – слишком сложно говорить о своих переживаниях. Но что на самом деле чувствуют женщины, решившиеся выносить ребенка не для себя?

Корреспонденту «ВМ» удалось встретиться и пообщаться с семейной парой, в которой супруга дважды пережила опыт рождения суррогатного ребенка.

«Мы всегда вместе»

Елена и Сергей приезжают на машине к торговому центру, возле оживленной пригородной станции. Она – высокая, стройная, не слишком общительная. «Идеальная суррогатная мать – женщина с флегматичным характером», – объясняют психологи. Елене 37 лет, мужу 46. Приехали из Молдавии 13 лет назад.

«Я сначала стала донором яйцеклетки, а потом решила принять участие в этой программе», – сдержанно говорит женщина.

Они производят впечатление очень дружной пары. Он – пониже ростом и постарше, активно участвует в беседе. «Мы всегда вместе», – говорит Елена.
По специальности Сергей – водитель. Работал на сахарном заводе. Елена – в колхозе, выращивала цветы в питомнике. Познакомились в поезде. В 98-м году колхоз и завод закрыли, Сергей, а потом Елена переехали в Россию.

«Сейчас я работаю во всех отраслях – вожу машину, занимаюсь строительством», – говорит о себе Сергей. Он первым решил стать донором – в газете случайно наткнулся на объявление о том, что требуются доноры мужского генетического материала. В этот момент у них с Еленой и детьми еще не было российского гражданства и постоянного заработка. Мужчина решился стать чьим-то анонимным отцом. «Ну это из-за выживания как бы получается!» – констатирует он.

В клинике Сергей впервые услышал о том, что существует такая вещь, как вынашивание ребенка для другой женщины. Для этого требовалось, чтобы у «временной матери» было прекрасное здоровье. Елена выросла в молдавской деревне, посреди виноградников и цветов. По словам врачей, в 33 года она была намного крепче 20-летних москвичек. К тому времени у них было уже трое сыновей – гонорар за вынашивание ребенка позволил бы супругам купить жилье в России, и перевести сюда детей.

«Лишь бы выжить»

Врачи тщательно обследовали Елену и убедились, что она подходит по всем показателям – здоровая, эмоционально устойчивая, порядочная. Вскоре после этого ей было предложено познакомиться с биологическими родителями. На встречу поехали с мужем вместе.

«Они мне показались надежными люди. А мне было очень важно, в какую семью попадет этот ребенок», – говорит Елена.

«Везде свои правила. На мой взгляд, лучше, если суррогатные мамы с биологическими родителями не общаются, а их отношения строятся на основе делового партнерства», - считает руководство группы компаний, специализирующихся на сопровождении программы суррогатного материнства.

После той встречи они решили пройти через это испытание. Елена понимала - у нее есть свои дети, и она не будет испытывать зависти к биородителям будущего ребенка. И, как ей казалось, она совсем не сентиментальна.
Вскоре была сделана подсадка. Эмбрион, образовавшийся из генного материала совершенно незнакомых Елене людей, благополучно прижился в ее организме.

«Физически чувствовала себя как обычно, при беременности. Никакой разницы, только разве что часто приходилось делать уколы с поддерживающими лекарствами», – говорит женщина.

Сергей продолжал работать, жена старалась проводить больше времени дома. Своим детям они объяснили – мама готовится родить ребенка, но не своего и не для себя.

Психологи рекомендуют – чтобы суррогатную мать не начали раздирать противоречивые чувства, она с самого начала должна настраивать себя на то, что ее беременность – временная работа.

«Главная из причин, по которым мы можем отказать потенциальным кандидаткам, которые приходят в наш центр и хотят стать суррогатной матерью -  психологическая неготовность стать суррогатной матерью, в том числе и неготовность отдать после родов ребенка его генетическим родителям», - соглашается Вадим Бахтов, один из директоров группы компаний, занимающихся суррогатным материнством.

«Это не мое, это не мой ребенок, – и сегодня повторяет Елена. – Я должна была помочь людям, у которых проблемы со здоровьем».

«Рыба в аквариуме»

Еще одна из рекомендаций врачей – вести дневник. Женщине так проще избавиться от тяжелых мыслей. И одновременно, изучая эти записи, психологи следят за моральным состоянием суррогатной матери.

Из дневника суррогатной матери:

16 неделя. «Чувствую токсикоз. Какой бы этот ребенок не был – он твой! Ты должна думать только о хорошем!».

Беременность Елена переносила довольно легко. Все время хотелось кислого. И ни на день она не прекращала аутотренинг: это – работа. «Я просто холодильник», – пытается шутить она.

Ребенку, которого вынашивает суррогатная мать, действительно не передается ее наследственность - гены или черты характера. «Ведь у младенца с матерью, в том числе и суррогатной, даже разные круги кровообращения, через плаценту происходит лишь обмен веществ», - объясняет Вадим Бахтов.

Но самый рискованный момент для возникновения материнских чувств – с 16 по 20 неделю беременности. В этот период плод начинает шевелиться.

«Вот в это время мать может ощутить – он «во мне», а значит – он часть меня», считает Марина Ланцбург, руководитель центра перинатальной психологии МГППУ

Из дневника суррогатной матери:

18 неделя. «Он пошевелился. Странно - как будто внутри тебя начинает плавать маленькая рыбка. Как в аквариуме».

По удачному стечению обстоятельств поздний срок у Елены пришелся на зиму. Она не хотела, чтобы соседи видели, что у нее растет живот – а теплая куртка удачно скрывала беременность.

«Знакомство с ребенком»

Из дневника суррогатной матери:

34 неделя. «Надеюсь мне не будет больно. Я знаю, что после того, как выйдет голова, боли уже нет».

Роды у Елены начались в полпятого утра. Все как всегда, она даже не кричала, и ребенок быстро появился на свет. Но медсестры не знали, что она – суррогатная мать и, как это положено, принесли ей дочку для знакомства.

– Она к вам тянулась?

– Ну как вам сказать… – внешняя сдержанность Елены неожиданно исчезает, и в голосе женщины появляются совсем другие ноты. – Я не знаю, как это объяснить... Есть такие моменты, что ты  не можешь объяснить словами!

И тут же меняет тему: «Она весила 3800..»

Все эти женщины проходят через «отрицание», они не признаются себе в том, что пережили, считают некоторые психологи. И для психического здоровья действительно проще и правильнее настраивать себя, что ребенок не имеет к ним никакого отношения.

Биологическая мать ребенка приехала в роддом на следующее утро. Ее поместили в отдельную палату. Медсестры, узнавшие о своей ошибке, новорожденную девочку приносили уже только туда.

«Момент – когда ребенка кладут на грудь матери, чаще всего становится толчком для запуска материнского инстинкта. У женщины включается память тела – и она привязывается к запаху малыша, запоминает его прикосновения», – говорит акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук Люсинэ Манукян.

«Из роддома вышли вдвоем»

Кормить ребенка Елена не стала. «Есть специальные таблетки, которые пьешь, чтобы не было молока. Грудь завязываешь и пьешь. Когда у тебя свой ребенок и вдруг не кормишь – молоко капает. Здесь нет», – говорит она.
Все дни до выписки она навещала палату биологической мамы – об этом они договорились заранее. Ребенка на руки больше не брала, но сидела рядом и давала советы, как с ним обращаться  – ведь для другой женщины это был первенец.

В день выписки новорожденную пришли встречать сразу двое мужчин – биологический отец, и муж Елены Сергей.
«Так и вышли из роддома вдвоем, две матери, врач нес ребенка. После этого они сели в свою машину, мы в свою – и разъехались», – вспоминает женщина.

Окончательно контакт терять не стали. В день рождения девочки Елене и Сергею обычно звонят биологические родители.

– И с чем вы друг друга поздравляете?

– С днем рождения… ребенка – после некоторой паузы говорит она. Слово «дочь» в их разговорах с теми родителями не звучит никогда.

«Фотографии на память»

Елена признается, что, не смотря на твердый характер, после первых родов временами ей было тяжело. Иногда всплывающие воспоминания доводили до слез.

«Но я знала, на что шла! – говорит женщина. – Я не животное, чтобы не думать в такой ситуации, не страдать. Даже животное переживает, кушает ли его ребенок, что с ним. Но что поделать».

«После расставания с ребенком у суррогатной матери может возникнуть ощущение пустоты, утраты, - объясняет психолог Марина Ланцбург. – Но в целом очень многое зависит от ее внутренних мотивов. Если она искренне верит в то, что помогла другим людям, то сможет справиться с грустью».

Через четыре  года Елена вновь решилась на суррогатное материнство. Ее родным детям надо было поступать в хорошую школу.

Роды прошли удачно, опять на свет появилась девочка. На этот раз медсестры не допустили оплошности и не принесли ей ребенка. Отношения с генетической матерью, как и в первый раз оказались отличными. Та приглашала

Елену к себе в палату и показывала новорожденную. «Красивая девочка», – вспоминает женщина. И вдруг достает мобильный. На его мониторе – фигурка младенца, завернутого в конверт.

«Вот она, вот она – двигается! – показывает она нечеткое изображение. С разрешения биологической матери Елена сняла видео ребенка на свой телефон. – Смотрите, она лежит на правом боку. Ведь я все время беременная на этом боку пролежала, а теперь она. И когда пытались положить на левый бок, ей это не нравилось, как и мне», – с гордостью добавляет она.

СПРАВКА

«Суррогатная мама в соответствии с законом не может считаться биологической матерью ребенка, которого вынашивает. Ведь впервые закон абсолютно точно говорит о том, что при программе суррогатного материнства не может быть использована яйцеклетка той женщины, которая согласилась стать суррогатной матерью. Также в законе прописано, что к услугам семейной пары может прибегнуть не состоящая в браке женщина. И впервые закон регламентирует то, что суррогатное материнство может применяться при наличии медицинских показаний», – объясняет руководство ГК "Свитчайлд".

Добавить комментарий
Читайте также
18/ мая 2018
В канадский парламент внесено предложение легализовать плату за донорство генетического материала и суррогатное материнство.
25/ января 2018
В семье телезвезды Ким Кардашьян и рэпера Канье Уэста родилась дочь. Выносила ребенка суррогатная мама, поскольку самой Кардашьян врачи рожать запретили.